Borko (borko) wrote,
Borko
borko

Плато Диенг. Главное



Более 400 индуистских храмов занимали все плато Диенг целиком 1200 лет назад. Об этом говорит хотя бы то, что два из оставшихся семи прилепились к склонам гор, окружающих ровную площадку внизу. Скорее всего, на склонах стояли и другие. Больше ничему тут места не оставалось. Это было царство духа, "Обитель Богов", как и переводится название. Осталось семь - маленьким музейным комплексом. Остальное пространство плато и склоны заняты теперь огородами и полями. Если раньше человеку была нужна вера, то теперь - еда. Слишком много людей.

Но когда попадаешь на Диенг, то первым делом поражает само место. Каменный пятачок ровной земли, вокруг - горы и между ними - еще какие-то долинки, впадины. И все одето в белую вату. Сверху на горы наплывают, зацепляясь и повисая на них, облака. Снизу поднимаются отовсюду клубы белого вулканического пара. Они смешиваются посередине, и уже не понимаешь, откуда что берется. На горячих озерках стоят геотермальные станции, от них тянутся в разные стороны широкие трубы. Кратер бурлит круглым озерком кипящей грязи, запуская в небо мощную паровую струю, как идущий полным ходом пароход. Вокруг ее поддерживают маленькими струйками сопящие и пускающие пузыри фумаролы. Между ними сверкают блестками разбросанные кристаллы серы. Пахнет соответственно. Неподалеку от кратера - изумрудно-зеленое вулканическое озеро. Рядом с ним - другое, серо-бурое. Очень влажно, по ночам - чуть выше нуля. Деревья - странные, с длинными голыми стволами, на концах которых - какие-то кривые и несимметричные кроны. Из-за туманов и пара пространство постоянно разбивается на множество планов, отбитых друг от друга дымкой. Фантастично и красиво.

Только месяц спустя, обретя нормальный интернет, мы узнали, что незадолго до нашего посещения (6 июня) с части плато спешно эвакуировали жителей: один из 20 местных кратеров стал выпускать ядовитый газ, растекавшийся по земле. В 1979 году от такого "сухого" извержения уже погибло 150 человек.











Туристы здесь не задерживаются больше, чем на день-два. Путеводители сообщают, что все "объекты" находятся на крошечном пятачке и могут быть осмотрены за день, а больше тут и делать нечего. Из сувениров лавки предлагают приезжим вязанные шапочки и шарфы фабричного производства. Не для красоты - спасаться от холода. Из еды - сухие супы, воду, местные чипсы. Добавлю, что местный рынок не сильно отличается от лавок своим ассортиментом. Я не заметил, чтобы туристами тут занималось особо много народу: несколько очень простых гестхаузов, несколько водителей, возящих группы (когда их удается собрать) на осмотр окружающих красот, на 2 музея нашелся один служащий... Хозяин нашего геста "Bo Jono" по совместительству оказался едва ли не главным здесь организатором всяких экскурсий. Если природа поразила своей замысловатостью, то при попытке описать жизнь человеческую всплывало лишь слово  "скудно".

Лавка в поселке Диенг:



А это - рынок:



По утрам, еще затемно, проснувшись от холода, я выходил на балкончик нашего странноприимного дома. Он нависал на втором этаже над главной и единственной улицей поселка. Изо рта шел пар. В синем рассветном тумане торговцы едой разжигали очаги в своих тележках-кухнях. К костру жались укутанные в пледы люди в простой и не очень чистой одежде, ожидая раннего завтрака. Пора было лезть в горку и начинать работать на своих полях. По улице семенили неожиданно нарядные и чистые школьники. Весь разукрашенный яркими рисунками (девушки-модели, реклама человека-паука, летящий на колеснице Арджуна) автобус собирался в рейс по соседним деревням, водитель забрасывал на крышу тюки, пожилые женщины покрикивали на него, чтоб крепил получше. Кто-то шел уже к горной тропинке с мотыгой на плече, напевая, и вдруг замолкал, останавливался, обернувшись куда-то в сторону, и начинал молиться. В мечети включали запись (живой мулла не может с такой точностью каждое утро повторять свои сбойки и покашливания в одном и том же месте). И окрестности оглашались подвыванием хриплого громкоговорителя.

Вслед за главной оживали рупора еще трех мечетей поселка. Звучали они вразнобой и немелодично, постоянно диссонируя. Но эти звуки каким-то образом соответствовали странному и дикому виду вокруг. Утренний туман чуть рассеивался, открывая склоны окружающих гор, полностью занятых террасами огородов. Начинался день.

"Центральная площадь" Диенга в 6 утра:



Молитва:



Мы тоже выползали на улицу, отправляясь на очередную прогулку. Все плато можно не торопясь обойти за час по круговой дороге, вдоль которой тянется жилье. Середина его занята огородами, среди которых и стоят те несколько древних храмов. В соседних долинках находили озерки и кратеры. Осмотрев все, лезли в гору между нескончаемыми огородами. Возделан был каждый клочок земли. Из крошечной щели между рассыпанными повсюду валунами обязательно торчал кочан капусты. Картошка, шампиньоны,  капуста, шпинат, перец, фасоль... Говорят, местный климат позволяет выращивать овощи. Оттого рисовых полей почти нет. Овощи вывозят на продажу в соседние районы, взамен, видимо,  покупают рис. 

"Кирпичики" огородов на космическом снимке Диенга.  Даже в кратерах:



Склоны гор поделили между собой камни и грядки:





Жарко припекало дневное солнце, но раздевшись, мы тут же простывали на пронзительном ветру, внезапно налетавшем из соседней расщелины. С горы навстречу шли двое мужчин, таща на перекинутой через плечо коромыслом палке по два огромных мешка картошки. Один был в резиновых сапогах, другой - босиком. Третьего резонного способа карабкаться по скользкой, вязкой земле просто не было. Мы уже изрядно запыхались, а они проделывали этот путь явно не в первый раз за день, таская вниз свой урожай. Освобождая им узенькую тропку, мы, оскальзываясь, отступали на грядки. Протискиваясь мимо нас, они подняли глаза от дорожки - на их лицах сияли такие открытые лучезарные улыбки, что мы просто опешили. С соседнего склона женщина, распрямляясь над грядкой, махала нам рукой, кричала что-то и смеялась.








Перевалив через невысокий хребет, мы спускались к озеру в совершенно круглой впадине, все склоны которой были заполнены какими-то плантациями, несколько человек рыбачили у воды и с лодок. Уходившись, возвращались из соседней долины, тормознув местный дребезжащий автобус за копеечный билет. Он притормаживал у деревушек, кондуктор висел на подножке, зазывая пассажиров. Однажды нас подхватили в пикапчик двое - отец с сыном, работники соседней геотермальной станции. Всю дорогу, хохоча, мы доказывали им, что они отлично говорят по-английски, а они, что мы - по-индонезийски. Каждый при этом знал по три слова на чужом языке. Моя попытка полезть в кошелек была отвергнута на корню.

Вокруг разворачивалась местная жизнь - неяркая, обыденная и не особо комфортная в здешних условиях. Мы были для этих людей просто новыми лицами в их маленьком мирке, вызывая разве что любопытство. Но я не переставал поражаться тому, что на лицах их совершенно не замечал ни настороженности перед чужаком, ни наигранного радушия. Я все никак не могу этого почувствовать: как это так можно просто обрадоваться случайному, совершенно чужому Человеку, встреченному на пустынной горной тропинке?!


PS. Некоторые другие наблюдения - в подписях к снимкам.

Может быть, туристический поток, текущий через Диенг, недостаточно могуч. Или тому причиной какие-то качества местных жителей. Но я не встретил здесь особо потребительского отношения к приезжим. Разве что - сфотографироваться с белым человеком. В этом удовольствии себе трудно отказать, хотя я так и не понял до сих пор, заложен ли в нем какой-то тайный для меня смысл:



Нас удивили насколько, как нам показалось, обезлюдевших и разрушенных поселков.  Грешили даже на извержение вулкана. Позже наш хозяин объяснил, что это - заброшенные шампиньонные фермы. На мой вопрос, почему это произошло, он сокрушенно ответил: "Понимаешь, коррупция..." На большее запасов языка не хватило:



Вода для полива огродов на склонах подается помпами снизу. Повсюду по склонам вьются бесконечные шланги, они шипят и сифонят струйками воды:



Иногда можно встретить на склонах резервуары из полиэтилена:



Жители Диенга:













Пока я изучал рынок, Аня снимала этого ухажера:



"Брадобрей" на рынке. Аня сказала, что кадр выглядит жутковато. Но я все же покажу его, потому что мачете в руках случайно попавшего в кадр мужика - самое распространенное сельскохозяйственное орудие здесь:





Продолжаю коллекционировать  местные изобретения аттракционов для детей. На Диенге это - самодельный автомобиль-платформа для катания по центральной улице. Работает на бензине, скорость - 10 км/ч, вместимость - до 12 чел. Мне показалось, что проезд - бесплатен:



Дети Диенга, несмотря на подобающую мусульманскую скромность, весьма общительны. Эти девочки старательно пытались поговорить с Аней по английски. Она спросила, можно ли их сфотографировать. Выдержав отличную паузу, они с достоинством ответили: "Да":



Перед местной школой:



PS2. Дыхание плато Диенг (геотермальная станция):



Tags: Диенг, Индонезия, Путешествия, Ява, видео
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments