Borko (borko) wrote,
Borko
borko

Categories:

Технология фабрикации или "Люстрации для них мало"

Меня всегда занимал вопрос: как наши органы стряпают дела? Как и в какой момент они решают, что вкатят такое-то обвинение, в какой последовательности и как решают эту "задачу"? На "Болотном процессе" я впервые получил доступ к полным материалам дела. Удалось расшифровать несколько историй фабрикации дел. Вот, к примеру, дело Алексея Гаскарова - все прозрачно.

Главный вывод: что там было на самом деле, хватал ли кого-то Гаскаров и с какой целью, что помнят свидетели, даже о чем говорят видеозаписи и другие вещдоки - совершенно не важно. Судя по бреду, который несли свидетели-полицейские в суде, они просто подписывали уже готовые протоколы своих допросов. Основное тут - замысловатый ход мысли следователя (или его начальника). В данном случае это - Быков Алексей Аркадьевич, следователь из Твери, капитан юстиции (на момент расследования, может, уже повысили за заслуги перед Родиной).

На мой взгляд, гражданин следователь попадает под следующие статьи УПК: Ст. 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; Ст. 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей; Ст. 302. Принуждение к даче показаний; Ст. 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности; Ст. 292. Служебный подлог; Ст. 285. Злоупотребление должностными полномочиями. Возможно, он лично не подменял в деле протоколы (это заметно в делах других болотников), тогда "подлог" оставим для других. Но все равно, одной люстрацией тут уже не отделаться!

Итак, вот как ваялось дело Гаскарова (ссылки на проект Граней БОЛОТНАЯ: СУДИТЕ САМИ” могут не работать - сайт давно блокируется на територии РФ)










До апреля 2013


Следователи видят на видеозаписи Гаскарова: в эпизоде длительностью 1,5 сек. смутно видно, что он дергает сзади полицейского Ибатулина, склонившегося над задерживаемым демонстрантом (а затем отходит в сторону и далее не виден). Ибатулин признан потерпевшим еще в мае 2012-го, поскольку получил от неизвестных перелом носа.
Неувязка: Ибатулин и его коллеги из группы задержания (5 человек, допрошенных сразу после событий), не видели, кто бил, и не видели Гаскарова.


28 апреля 2013


Арест Гаскарова. Он признает, что лишь отдернул полицейского от человека, которого тот избивал.
Видимо, принято решение Гаскарова «сажать». И не только за мелкий эпизод (ст.318), но и как организатора беспорядков (ст.212 Ч.1). Дальнейшие следственные действия проводит следователь Быков.


24-28 апреля 2013


Для получения доказательств появляются «засекреченные свидетели» – экипаж спецавтомобиля видеонаблюдения «Волна» Иванов и Петров. Они якобы видели из машины, как Гаскаров повалил Ибатулина, после чего того избили (ст.318). Пострадавший и его коллеги обратились к ним за медпомощью, выйдя из автомобиля, они ее оказали. Кроме того, они якобы видели, как Гаскаров руководил группой молодежи, приказывая им «заводить» толпу и осуществлять провокации (ст.212 Ч.1).
Неувязка: Их показания записаны в одинаковых выражениях и спустя год после событий воспроизводят одинаковые детали. Ни Ибатулин, ни его коллеги в своих ранних показаниях не упоминают автомобиль «Волна» и оказание медпомощи его экипажем. В суде Ибатулин подтвердил, что не видел никакого автомобиля и помощь в нем не получал. Вывод: показания Иванова и Петрова скорее всего абсолютно ложные.


апрель 2013


Полицейских группы Ибатулина начинают допрашивать повторно, но первый же – Мордашев снова не говорит о «Волне» (возможно, отказавшись лжесвидетельствовать).


14 мая 2013


Возникает связной командира полка Мамленов (также ранее никем не упоминавшийся) с показаниями по обеим статьям.
Автомобиль «Волна» был, помощь Ибатулину там оказали, а сам он был участником эпизода. «Закрепляя» тем самым показания ложных свидетелей Иванова и Петрова (ст.318).
Он «постоянно встречал Гаскарова на оппозиционных мероприятиях на Манежной, Триумфальной, Болотной площадях и у Охотного ряда, где тот регулярно осуществлял провокации против полиции» (ст.212).
Мамленов удобен следствию тем, что во время оппозиционных акций находится в толпе в штатском. Но в большинстве указанных акций Гаскаров не мог принимать участие, как идейный противник их организаторов – националистов и нацболов.


12 июня 2013


Двое из пяти полицейских группы Ибатулина (Гаврилов и Касимов) дают повторные, написанные под копирку показания: «вспоминают» автомобиль «Волна» и участие в эпизоде Мамленова (ранее они об этом не говорили). При этом сами они по-прежнему «Гаскарова не видели», их роль – «вспомогательная», подтверждение участия в эпизоде «основных» ложных свидетелей Иванова, Петрова и Мамленова.


17-19 июня


Возникают засекреченный свидетель Герасимов (якобы, заблудший и прозревший юный анархист) и видеооператор («нашист») Панько. Их показания должны закрепить руководящую роль Гаскарова на Болотной (ст.212Ч.1) – он «давно известен им, как лидер экстремистской группировки, а на Болотной отдавал приказы прорываться на Кремль».


Июль 2013


Видимо, решение об обвинении Гаскарова в организации беспорядков отменено, его привлекают лишь как рядового участника – за насилие над полицейскими. Для усугубления вины появляется второй эпизод.


21-26 августа 2013


Через 15 месяцев после событий возникает полицейский Булычев, обвиняющий Гаскарова в том, что тот дернул его за предплечье, в результате чего он «отступил на 2-3 шага». Свидетелей нет. Булычев признан потерпевшим, у Гаскарова в деле – два эпизода по ст. 318.


Приговор суда: 3,5 года колонии общего режима.









Tags: Болотное дело, власть, люстрация, мерзавцы, правосудие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments