Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Timorsky_bog

Еда Пинанга/Джорджтауна

Если я к своим шестидесяти и научился слегка чревоугодию, то произошло это в Джорджтауне. Пенанг называют кулинарным раем. Индийская, китайская, малайская, тайская, арабская и еще бог весть какие кухни и бесконечные вариации и смеси лучшего из них. Там безумно вкусно и многообразно, вынужденно проведя там больше месяца, мы не перепробовали и десятой части всего.

1. Наси Кандар, в переводе - "рис из коромысла". Потому что носили по улицам в корзинках. Принцип тали или риса на банановом листе: горка риса, политая несколькими соусами и в отдельных мелких тарелочках (штук 5-8) - понемногу самых разных блюд: овощей, мяса, морепродуктов. В них просто тыкаешь пальцем - "мне вот это, это и это". Если не страшно, конечно, потому что не всегда понятно, что это такое там лежит.
Эта "насикандарня" Deen's Maju Nasi Kandar на улице Гурудвара (там действительно сикхская Гурудвара, о которой отдельно) - большая и очень популярная у местных, очередь аж на улице стояла. Правда, двигается очень быстро - пара продавцов (повара всегда мужчины!) стремительно накидывают в тарелочки из лотков.
Последние два кадра - из другого заведения, более спокойного, на популярной туристической улице Чулия. Зато там хорошо виден безграничный выбор добавок к рису.

Collapse )
Timorsky_bog

Гарри, "шпион-пацифист"

Довольно популярное у знатоков и старожилов Чиангмая бирманское кафе на Нимман роуд очень напоминает столовую советских времен. Большое и совершенно безликое помещение за стеклянными стенами почему-то не выходит на улицу отсутствующей стеной, как это принято в Тае. Оно спряталось в глубине здания и от  внешней маленькой кафешки отделено стеклянной же дверью, к которой надо пробираться мимо кухни, как раз и выходящей на улицу.
Совершенно "столовские" столики на металлических ножках с пластиковым покрытием. неопределенного цвета стены, на которых в случайных местах развешаны карта Бирмы и несколько политических плакатов, портрет известной диссидентки. Безлико. казенно и как бы - временно. Но чисто. На столиках - фарфоровые горшочки с приправами и пластиковые графины с питьевой водой.  На одном лежит совершенно неуместная здесь гитара и тетрадка с нотами от руки.
Парень-официант не то, чтобы неприветлив, скорее - вежливо спокоен и лишен обычного для тайцев внешнего радушия. Почти не улыбается. Он скорее похож на довольно интеллигентного неформала, гитара тоже наверняка его. Политический беженец?
Чем-то это напомнило спартанскую обстановку тибетских поселений в Индиии. Отсутствие чувства дома. Не пренебрежение бытом, скорее - отстраненность.

За соседний столик взгромождается пожилой фаранг.  Он разговаривает с девушкой-поваром, по совместительству помогающей парню-официанту, гораздо более демонстативно приветливо, чем она с ним. "Скорее всего - американец" - мелькает мысль и я погружаюсь в трапезу. Потому что принесенная еда  сразу затмевает всю окружающую неказистость. Совершенно непохоже на тайскую кухню, неожиданно и вкусно! Соленое вместо острого, очень мягкие и незнакомые вкусы. Салат из тамаринда и чая, бирманское карри, шанский рис с рыбой, не перемешанный, как у тайцев или индусов, а выложенный слоями в подобие пирога.

Жуя, тихо перебрасываемся с Аней короткими репликами и вдруг из-за спины раздается на чистом русском: "Приятного аппетита?" Давясь от неожиданности, оборачиваюсь: тот самый американец лукаво улыбается.

Дружно с Аней разворачиваемся к нему, разговор завязывается очень быстро. Он говорит на настоящем русском, со сленгом и некоторыми  оборотами. Не идеально, но очень прилично. "Я учил язык, когда был шпионом. Русские называли меня Гариком" - это его заход. Ну-ну, что дальше?
Почему-то сразу переходим к вьетнамской войне и Аня задает вопрос, возникший у нее буквально вчера: мы знаем об антивоенном движении в США, а силен ли был милитаризм среди молодежи в то время?  Ну конечно, отвечает он, "патриотизм, американская идея, остановим коммунизм!.." Все это было, особенно вначале. Но сам он был против войны.   После окончания инженерного факультета его собрались призывать солдатом. Был 1972-й, ему было 23. Воевать он не хотел категорически.  Побежал проситься  в авиационную школу. Узнав о специальности, его тут же взяли  - изучать электронное оборудование. Но тут проводился какой-то оставшийся непонятным для нас тест на обучаемость иностранным языкам, и он набрал чуть ли не 100%. Нет, сказали ему, тебе не авиоборудованием заниматься надо, хочешь в военную школу иностранных языков? Во всем мире так готовят шпионов. У него было два вопроса: на сколько учеба и где? Узнав, что аж на год и в Калифорнии, согласился сразу (любит тепло и целый год без войны).

В школе преподавали русские эмигранты, да к тому же - филологи. Поэтому язык "пошел". Потом его послали продолжать учебу в родной Сан-Франциско. Потом он каким-то образом оказался в Москве, в институте Пушкина.  Потом работал в торгпредстве в СССР. Потом настала Перестройка и он вернулся в Союз уже от лица какой-то частной фирмы. Но с начала 90-х в России уже не бывал. Стоит ли за всем этим реальная шпионская история - не знаю, но скорее всего.

"мои родители были "идеальными американцами" - консерваторами-республиканцами, истинными христианами. Я с юности знал, что такая жизнь - не моя. Мне оставалось одно - найти себя. 15 лет я путешествовал по миру и искал то, что мне подходит. И нашел три вещи: буддистское миролюбие, как философию жизни, кельтский натурализм, как отношение к своему месту в природе и немецкую социал-демократию, как общественную систему".

Больше всего нравится в Таиланде. "Здесь у меня квартира с большим балконом и хорошей спальней, мотоцикл и вкусная еда повсюду. У меня есть деньги, чтобы всемэтим пользоваться. Что еще надо?"

Такой довольно часто встречавшийся "умеренный альтернативщик". С симпатией (но без фанатизма) - о Сноудене, удрученно - про власть военных и денег в Америке.  Довольно веселый болтун.  О России - скорее с юмором, чем с любовью или страхом. В целом - симпатичный дядька. Охотно откликнулся на его предложение обменяться телефонами. Поглядим.
Timorsky_bog

Рынок в Джогьякарте

Как я уже говорил, индонезийские рынки (во всяком случае городские) обычно располагаются в какких-то адских катакомбах. Даже если снаружи здание выглядит вполне веселеньким зеленым домиком, изнутри это - инфернальное пространство почти без света, где лишь призрачно мерцают экзотические плоды, заполняющие огромные мешки и корзины. Так выглядит рынок и в Джогьякарте, считающейся культурной столицей Явы, да и всей Индонезии. Про этот живой и даже авангардный  город я писал не раз, но и там рынок - одно из самых загадочных и отдельных мест. По сравнению с тайскими индонезийские рынки на порядок аскетичнее. В основном - овощи, разные апельсины и лимоны. И бесконечные мешки всяких "чипсов" - сушеные или вяленые, рисовые, картофельные, рыбные, и пр. Да, еще бобы и орехи.  Опять же, в отличие от тайцев индонезийцы почему-то на рынках смиряют свой буйный и веселый нрав. Покупки они делают деловито и скоро, не задерживаясь поболтать и посмеяться, а то и пообедать попутно. Это, похоже, имеет одно объяснение с мрачными интерьерами - здесь происходит сугубо утилитарный процесс. Впрочем и на деревенских улицах я наблюдал нечто похожее. Ну вот так. Или я чего-то не понял.


Джогьинский рынок снаружи. Такси.
Collapse )
Timorsky_bog

Батаки - VII. Заключение. Ковчег

<

На Самосире меня постигло откровение. Не сразу, конечно, а когда мы взобрались на плато над островом.</p>

Изнутри полуостров с деревней Тук-Тук, вобравший в себя всех приезжающих на Тобу иностранцев, предстает бесконечным нагромождением отелей, ресторанов и всевозможного турсервиса. Но если глянуть с высоты птичьего птолета, этот пятачок земли оказывается лишь крошечным прыщиком, выскочившим на берегу огромного острова. А высокий холм на перешейке, будто ширмой отгораживающий Тук-Тук от остальной суши, предстает дополнительным и уж  каким-то избыточным символом его отдельности. Живущие на Тук-Туке европейцы временами покидают свою резервацию, чтобы ознакомиться с достопримечательностями острова. Но похоже, что они уверенно продолжают считать Тук-Тук центром Вселенной. В то время, как он - всего лишь скромная добавка к местному бюджету. Жил себе остров и до туристического бума 70-80-х, живет и теперь, когда от этого бума остался лишь полупустые отели Тук-Тука, проживет и без них вовсе.

И тут до меня дошло наконец, что все эти месяцы путешествия я точно так же полагал, что все происходящее вокруг имеет непосредственное отношение к моей персоне. Будто кто-то специально для меня разложил тут все эти моря, горы и острова, навтыкал деревьев и поселил разных занятных людей. И я теперь обязан как-то на это реагировать: жрать все это столовой ложкой, восхищаться, благодарить, расплачиваться... Не дай Бог что-то пропустить или остаться кому-то обязанным! А на самом-то деле, единственное, что держит меня здесь - собственное любопытство и удовольствие. Для этих гор, озер и людей меня не существует. Правда, до тех пор, пока я сам не решу каким-то образом принять участие в этом мире. И вот тогда...  Но к этому меня никто не принуждает.

В общем, глянув не остров сверху, мы быстренько перебрались с Тук-Тука в соседнюю деревню и занялись изучением жизни островитян. Закончилось это тем, что однажды Анна сказала: "Да ведь остров Самосир - не что иное, как Ковчег!"  Collapse )

Timorsky_bog

Батаки - V. Про кофе



На вершине плато острова Самосир растет кофе.  Однажды в глухом уголке острова мы увидели такую машину. Остановились, разглядели, попросили покрутить.  Она - для очистки кофейных зерен. Хозяйка пригласила нас отведать напиток. И мы пили мягкий и ароматный местный кофе в маленькой забегаловке, висящей над долиной, вместе с отдыхающими в тени кофейни мужиками. Потом они вдруг дружно поднялись и, оседлав  мотобайки, умчались куда-то по горной дороге.
Collapse )

Timorsky_bog

Краби (возвращаясь на месяц назад)

Немного о городке Краби (ударение на последнюю гласную, распевая ее на все лады), где мы прожили 2 недели после Бангкока. И который, пожалуй, очаровал меня пока более всего в Таиланде. Набережные его тихи, закаты - нежны и он полон цветов.



Можно назвать его типичным уездным городом на 18 000 жителей, расположенным в устье одноименной реки. Несмотря на наличие компактного райончика белой тусовки с барами и субкультурными лавками (между центром и рекой), Краби - не туристический центр, а живой городок "для жителей" со своим укладом и лицом.Collapse )

Timorsky_bog

Наводнение

Праздник: на остров после полутора дней отсутствия вернулось электричество!
И дождь, хотя и продолжает идти целыми днями, но ГОРАЗДО слабее и паузы все длиннее. правда, сообщения с материком по-прежнему нет, и магазины сегодня к вечеру почти полностью опустели. Но народ запаслив, домовит и добычлив, а потому на рынке пока и овощи, и рис, и куры. Рыбы, правда, нет - где ж ее в такую погоду поймаешь?
Наконец, могу показать, картинки последних дней. Правда, большей частью не вылезал, да и снимать, когда вода и сверху, и снизу - не слишком удобно. Больше всего радуют местные жители.  Известно ведь, что здесь есть два культа: еды и улыбок. Поэтому, как только чуть ослабевает ливень, они отправляются на базар. По пояс в воде. Смеясь.

Самуи, наводнение
Конечно, на материке все гораздо серьезнее. А у нас  - что? Ну превращается наша улица, ведущая с горы к берегу, в стремительную речку. Так глубиной не больше 10 см. На байке самое оно плыть!
Collapse )

Timorsky_bog

С луны свалился

Пока ел бутерброд на служебной кухне, посмотрел Дом-2. 10 минут. Братцы, это же - ЕБАНЫЙВРОТ!!!! Кузнецов, когда с пеной у рта доказывал "нравственную пользу этой передачи", он что - охуел совсем или я впрямь живу в позапрошлом веке?
Срочно, срочно, блядь, увозить малолетнюю дочь в тайгу, в тундру, на северный полюс, к черту в жопу из этого сумасшедшего дома!